Образы героев

778 лет назад произошло знаменитое Ледовое побоище.

Приближается славная дата – 5 апреля – День победы русских воинов князя Александра Невского над немецкими рыцарями на Чудском озере.

Этому историческому сражению посвящена диорама, созданная Главным художником Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи Министерства обороны России (г. Санкт-Петербург) Евгением Емельяновым.

В 2021 году, когда будет праздноваться 800-летие со дня рождения Святого благоверного князя Александра Невского, в непосредственной близости от места битвы, в деревне Самолва Гдовского района, планируется открытие музея, где и будет размещена диорама.

В преддверии этих событий журналисты «Псковских Новостей» посетили мастерскую Евгения Емельянова, и от мастера узнали некоторые секреты создания масштабной работы.

– Известно, что создание панорамы под силу не каждому художнику. Евгений Юрьевич, как Вы пришли к идее создания диорамы «Ледовое побоище»?

– Предложение о создании этой диорамы поступило мне в 2010 году от председателя регионального отделения Военно-исторического общества Санкт-Петербурга и Ленинградской области Олега Иликовича Титберия. А меня ему порекомендовал Заслуженный художник России, профессор Александр Крылов – мой педагог в Академии художеств (Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина), которую я окончил.

Я с радостью взялся за этот проект: военная история России меня интересует с самого детства. В моей семье несколько поколений служили в армии и участвовали в Русско-японской, Первой мировой, Великой Отечес-твенной войнах.

Ещё учась в Академии, я делал композиции на историко-военную тему, много читал. Поэтому к началу работы с диорамой я вышел подготовленным: с запасом разного материала, знаний, были исторические и художес-твенные наработки.

Образ Александра Невского меня всегда волновал и притягивал к себе: жёсткий, властный и решительный правитель. Но в тех обстоятельствах другим нельзя было быть. На первый взгляд кажется, что сведений о нём мало. Однако в разных источниках обнаруживаются факты о его жизни, его становлении как личности, семье.

Я бывал на месте Ледового побоища. В прошлом году привозил в Самолву на фестиваль макет диорамы. Там состоялось обсуждение работы с участием представителей администрации Псковской области, Гдовского района, музейщиков. Отзывы на макет были положительные.

Диорама выставлялась в нашем военно-историческом музее: её надо было завершить, да и холсту лучше в развёрнутом виде. Посетители два года могли её видеть в экспозиции, она демонтирована буквально пару недель назад.

А в 2017 году псковичи имели возможность увидеть тональные эскизы этой диорамы в натуральную величину и два больших её фрагмента: они были представлены в Пскове на выставке «Образы Родины».

Работа над полотном продолжалась 10 лет. Всё было по классической схеме: сначала – изготовление макета, затем тщательно продумывался каждый фрагмент, и только после этого началась работа над полотном.

Площадь живописи составила 60 квадратных метров. Длина диорамы в развёрнутом состоянии – 15 метров, высота – 4 метра. В месте размещения – музее – она будет ещё больше: предметный план составит 1 метр, сверху на козырьке установят специальное освещение.

Сейчас у меня подготовлено порядка 80% схемы предметного плана: там будет снег, тростник, часть саней с настоящей соломой, оружие, доспехи, камень, фигуры воинов… Над изготовлением этого будут работать макетчики.

Так что всё ещё проводится определённая работа над проектом.

– Диорама – это точная реконструкция события или всё-таки его художественное осмысление?

– Вот в этом её сложный момент: диорама воспринимается по-разному. Историки хотят, чтобы она была максимально приближенной к исторической достоверности (знанию), историческим фактам. А для художника важнее, чтобы она производила эмоциональное воздействие на зрителя, несла в себе некий эмоциональный заряд. Вот это всё совместить очень сложно. Я попытался в диораме «Ледовое побоище» соблюсти историческую точность, но не в ущерб художественному образу.

Вот, к примеру, у меня на полотне рыцари проваливаются под лёд прямо рядом со сражающимися воинами. Понятно, что так в действительности не могло быть: в противном случае, всё воинство сразу же начало бы проваливаться и все ушли бы под лёд. Вероятнее всего, рыцари начали проваливаться (если вообще они проваливались под лёд!) где-то в полынью, когда их уже гнали прочь по льду, уже вдали от места сечи. Но для создания художественного образа это изображено на переднем плане.

Или вот, Вороний камень – сомнительная, вызывающая много вопросов деталь: я его написал на том месте, которое сам придумал. А при встрече в Самолве с исследователем Александром Селезнёвым, который всю свою жизнь искал этот камень, выяснилось, что он нашёл остатки камня примерно в том месте, где я его изобразил на диораме.

В ходе работы я вносил много уточнений в детали одежды, оружия. Все эти знания черпал из разных источников: штудировал исторические немецкие и русские хроники, изучал лекции, книги современных исследователей, учёных-историков. Моими консультантами, в частности, были профессор Александр Крылов, профессор-историк Александр Кайгородцев.

В постоянном режиме консультировался с историками – реконструкторами, которые занимаются XIII веком: они знают множество деталей. Например, были ли в то время стремена? Были: и у немцев, и у русских, но разные. Как носились мечи, каков был способ подвязки ножен к поясу, как надевались кольчуги, плащи, шапочки, какие были шлемы, техника боя, что такое русские топорики, что изображали на щитах, знамёнах… Очень много вопросов возникало в ходе работы. Я постепенно погружался в эту эпоху и для меня стало всё проясняться…

Я старался максимально учитывать всё то, что мне рассказывали историки. Но использовал эти знания не в ущерб образу.

Так, треть воинов на полотне изображены в битве без головных уборов-шлемов: такого, конечно, быть не могло. С немецких рыцарей я снял шлемы специально, чтобы показать их не обезличенными, чтобы видели их глаза, выражение лиц.

Ещё один существенный момент: на диораме изображены одновременно сразу несколько эпизодов битвы. В одно и то же время тевтонцы атакуют клином, и русские воины обхватывают этот «клин»; рыцари начинают отступать, проваливаются под лёд, появляется засадный полк русских…

В этом – некоторая условность. Конечно, битва развивалась последовательно, не могло произойти это всё одновременно. Но диорама допускает, когда на одном полотне изображаются все эпизоды сразу: это делается для наглядности, для того, чтобы иметь возможность представить картину битвы целиком.

Для меня при работе над диорамой было важно создать образ народа, который тут, на Чудском озере, борется за свою родную землю и который генетически связан с поколением победителей в Великой Отечественной войне.

– На полотне у воинов разные, очень характерные, лица. Как Вы создавали их образы? Есть ли у них прототипы?

– К изображению лиц я отнесся очень серьёзно. На создание образов немецких рыцарей меня вдохновляли, к примеру, образы воинов-рыцарей, созданные старыми немецкими мастерами-скульпторами, а также фотографии солдат Первой и Второй мировых войн.

Русские образы рождались, в большинстве своём, под впечатлением фотографий XIX века: в лицах изображённых там людей, по моему мнению, ещё осталось что-то первозданное, старорусское. Этого уже нет в лицах наших современников.

Случалось, мне помогали, позировали разные люди: есть очень сложные ракурсы, их просто так не придумаешь.

Из-за масштабов диорамы приходилось также учитывать оптический эффект.

Мне, прежде всего, хотелось, чтобы мои герои ожили, хотелось разбудить историчес-кую память у соотечественников, чтобы душа современного человека, который придёт посмотреть диораму, отозвалась на то далёкое событие.

Вот, в июне будущего года, как раз к юбилею Невского сражения, у нас в музее планируется выставка «Герои Невской битвы». К ней я готовлю серию живописных образов конкретных героев этой битвы, о которых рассказывает летопись: мне стало интересно «оживить» тех, кого славил народ в былинах и песнях. Как, например, дружинник Яков Полочанин, который обрёл славу, яростно сражаясь с мечом в руках в рукопашных схватках. Всего в этой серии у меня 6 воинов.

И тогда, как будто, оживает летопись, оживают те люди, о которых она упоминает, визуализирует их. В наше время особенно важно помнить о подвиге наших предков, историческое прошлое объединяет и укрепляет единство нации.

В честь предстоящего юбилея русского полководца, Художественная студия имени Александра Невского Союза художников Санкт-Петербурга, к которой я также принадлежу, планирует провести серию выездных выставок работ студийцев под названием «За землю русскую». Первая из них пройдёт в сентябре в Пскове.

Ну а в 2021 году, если ничего не помешает планам, в музейном комплексе в Самолве псковичи смогут увидеть и оценить установленную там масштабную диораму «Ледовое побоище».

Лариса Рязанцева


Количество показов 232

номер 1005 от 19.03.2020
Комментарии
Оставить свой комментарий*
Защита от автоматических сообщений
номер 1005 от 19.03.2020
скачать в pdf
Календарь
  |   Февраль 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 1