Непраздничная дата

Блокадный хлеб, невская вода, Дорога жизни: 76 лет назад была снята блокада Ленинграда.

Люди, которые выжили в том городе голодных теней, здесь, с нами. Многие псковичи связаны с блокадой родственными узами: они потомки, родственники тех, кто был там, в кольце. И людская память до сих пор ещё не переварила весь этот страшный опыт.

Говорят, для того, чтобы народу избыть такое горе и оправиться от исторической травмы, должно смениться четыре поколения. Мы близки к этому рубежу, но это ещё болит. И все мы до сих пор продолжаем писать историю того времени – и Великой Отечественной войны, и отдельного её трагического раздела: блокады Ленинграда, которая началась 8 сентября 1941-го и была снята 27 января 1944 года.

В минувший понедельник вся страна вспоминала эти события. На псковском перекрёстке у Драмтеатра раздавали блокадные 125 граммов хлеба: наглядно о том, из чего неделями и месяцами приходилось выживать. Для нынешних свидетелей и участников акции «Хлеб той зимы», к которой в этом году присоединились 10 районов Псковской области, такой паёк на сутки выглядит чем-то «нереальным». Тем не менее – это было.

Тот же хлебушек показывали и в проектном офисе Команды 2018: интерактивную площадку подготовил клуб военно-исторической реконструкции «Новый рассвет». Здесь же можно было ознакомиться с выставкой моделей боевой техники, снаряжения и обмундирования командиров и бойцов Красной армии – её подготовила студия стендового моделирования и исторической миниатюры детского центра «Надежда».


Мы пишем историю

Сегодня в Пскове живут 135 человек – участников и очевидцев тех событий. Всё, что пережили люди, важно сохранить. И сейчас этим сохранением занимаются, в частности, библиотеки, создавая коллекции живых воспоминаний, документальных свидетельств, собирая видео-, аудио-, фотоархивы. Одна такая коллекция создана на базе Президентской библиотеки, и она в открытом доступе – в Сети.

Другая коллекция собирается и пополняется по сей день: проект Псковской областной универсальной научной библиотеки «Интернет дневник. Семейные истории о войне» открыт для новой информации. Важны не только сведения из первых рук, но и те следы, которые история оставила на практически всех семьях, живущих в России.

– До сих пор сложно говорить об этом. Это коснулось практически каждого из нас, – говорит заведующая Между­народным библиотечным центром Псковской областной универсальной научной библиотеки Наталья Митрофанова. – Когда в 2015 году мы начинали этот проект, мы хотели не касаться особо парадной стороны войны: о подвигах написано много, много дней памяти, дней воинской славы. Но в войне участвовали не только бойцы и командиры. Мирные жители, узники концлагерей, труженики тыла, врачи и медсёстры – нашим проектом мы хотели поблагодарить этих людей, которые сделали возможной нашу жизнь сегодня.

Кроме жителей Псковского региона, в проекте принимают участие белорусы, эстонцы, латыши. Сведения, поступающие в базу данных проекта, для удобства пользования разбиты по разделам: документы, воспоминания, голоса войны участников и членов их семей, аудио-, видео- и фотоматериалы, строки из писем и дневников.

Документы той поры – совершенно обыденные «бумажки» – в сухой форме передают весь ужас тогдашнего положения жителей осаждённого города. Медицинское заключение о степени истощения человека, который мог претендовать на усиленный паёк. Листовка-памятка об использовании в пищу ботвы и заготовке её впрок…

– Мы сейчас лишь умозрительно можем представлять себе, что пережили наши предки, – отмечает Наталья Митрофанова. – И мы до сих пор пишем коллективную историю войны, поэтому приглашаем вас стать участниками и соавторами проекта. Если в вашей семье есть те, кто пережил войну, блокаду Ленинграда, мы с радостью примем ваши материалы, поможем при необходимости отредактировать их и включим их в наш проект, чтобы память о великом страдании и великом подвиге сохранялась.

«Нигде не написано, сколько там точно людей»

– Я родилась в Ленинграде, – рассказывает Регина Михайловна Смирнова – Когда началась война, мне было 7 лет, но я очень хорошо всё помню…

Это потом, уже после Великой Отечественной войны, она выучится в педагогическом и отдаст работе в сфере образования более полувека. А тогда это было тёплое, прекрасное лето 1941-го, с поначалу далёкими взрывами и крестами самолётов в небе над городом.

– Мы жили на Кондратьевском проспекте: большой дом, большой двор… До сих пор дом сохранился. Помню, как тогда в нашем доме сделали бомбоубежище. Потом начались постоянные тревоги: нас, детей, было трудно поднять с постели ночью, и наши родители обустроили спальные месте для нас прямо там, в убежище.

Тем временем надвигалась суровая зима 1941-1942 годов – самая страшная блокадная зима. Люди не успели толком запастись дровами для печек, керосин – необходимый для того, чтобы готовить еду на керосинке, примусе – тоже пропал, вода – будь добр, из реки или позже, зимой, растапливать снег (опять-таки, на чём?). В магазинах исчезли продукты, а тот знаменитый блокадный хлеб из чего только не пекли и что в него только не добавляли, чтобы хоть какой-то объём создать – буквально из ничего.

– Папа поначалу ещё работал на заводе, мама целыми днями только и заботилась о том, чтобы раздобыть какую-то еду… Позже, после Нового 1942 года отец уже только мог сидеть, потом слёг, не вставал. Страшно было. И я помню, как мы лежим с братом под одеялами, чтобы не замёрзнуть, и отец, и он просит поискать в столах, хоть крошечку. Я знала, что в доме нет никакой еды, но всё же пошла, заглянула во все шкафчики…

Регина Михайловна вспоминает, как хоронили отца и многих других: заворачивали в простыни, везли на саночках. С Кондратьевского проспекта ближайшее кладбище – Богословское, на нём – «безы­мянные» рвы. Имён у родственников покойников тогда уже не спрашивали.

– Я была там после, там обелиск стоит, красивый, большой. Но нигде не написано, ни сколько там точно людей, ни уж тем более, кто там лежит. Хотя я знаю, что там мой отец. А потом и брат, – говорит Регина Михайловна.

Мама после этого приняла решение эвакуироваться. Первая попытка выехать на большую землю семье – уже без отца – не удалась: когда шли на автобус, который вёз к месту посадки на эвакуацию, брат Регины упал – так был слаб. Не успели. Следующая попытка – вдвоём, брат умер – выехать из осаждённого города состоялась тоже не с первого раза: тогда мама с дочкой не успели на водный рейс из-за волокиты с документами на жильё. А на следующем рейсе, куда они наконец попали и смогли выехать, узнали, что тот, предыдущий теплоход попал под обстрел немцев. Все, кто там ехал, погибли от ран или утонули.

Счастливые и несчастливые обстоятельства очень причудливо тасуются в человеческой жизни.

Мама Регины Михайловны – псковичка, здесь окончила гимназию и уже потом пере­ехала в Ленинград; но в Пскове жили её сёстры, а дети каждое лето отдыхали здесь. В войну родственники были эвакуированы в Мордовию, к ним и поехали Регина с мамой. А после, вернувшись в Псков, они не узнали города.

– Мы шли от вокзала, и по левой стороне не было ни одного сохранившегося здания, – свидетельствует Регина Михайловна.

Совсем по-другому после этого гуляется по городу.

Ольга Донская

Количество показов 300

номер 992 от 30.01.2020
Комментарии
Оставить свой комментарий*
Защита от автоматических сообщений
номер 992 от 30.01.2020
Все статьи номера
Срочный вопрос
Показы   194     Комментарии   0
Непраздничная дата
Показы   301     Комментарии   0
Украшающая концепция
Показы   185     Комментарии   0
Дожить до обеда
Показы   283     Комментарии   0
«Золотой век» Нины Титовой
Показы   333     Комментарии   0
«Дериглазово» приглашает
Показы   259     Комментарии   0
скачать в pdf
Календарь
Сентябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4