Хранитель слова

Хранитель слова

Валентину Курбатову – 80!

Писатель, литературовед, критик, член Союза журналистов СССР с 1971 года, член Союза писателей России с 1978 года, академик Академии российской словесности, лауреат премии имени Льва Толстого, Горьковской премии, Патриаршей литературной премии, дважды лауреат премии администрации Псковской области, почётный профессор Красноярского университета имени В. П. Астафьева,почётный гражданин г. Чусового…

Валентин Курбатов – автор книг, десятков предисловий, сотен статей, серии документальных телевизионных передач.

Валентин Курбатов – фигура для Пскова знаковая. Жизнь подарила ему встречи и дружбу со многими известными деятелями искусств, писателями. Общением с ним дорожили великие радетели русской земли Астафьев, Распутин, Ямщиков. Он сам, подобно своему старшему наставнику Семёну Степановичу Гейченко, стал Домовым для Пскова, перехватив эстафету из рук своих великих ушедших друзей.

Он наш современник, наш земляк и гость нашей газеты.

Разговор с Валентином Яковлевичем получился долгим и интересным. Как бусинки нанизывались на нить воспоминания, размышления о том, что волнует сегодня его – хранителя слова.

Испытывая известное волнение ученика перед взором учителя (а верно ли глагол употребим?), мы решили опуб­ликовать фрагменты нашей беседы.


Начало

– Мой 80-летний жизненный опыт привёл меня к выводу о том, что мы ещё в начале пути. Надо обязательно ещё пожить и посмотреть. Мне любопытно, как можно выйти из нынешнего гибельного состояния Отечества, выйти с достоинством, внутренней ясностью и показать того, действительно русского человека в его совершенном развитии, которым он должен был явиться, как говорил Гоголь, через 200 лет. Вот нам и выпало счастье увидеть этого человека!

С одной стороны, криком кричу от отчаяния, с другой – на всех писательских собраниях говорю: «Господа, нам выпало величайшее счастье жить в самый трудный период нашего Отечества, самый немыслимый период, которым наша страна не жила никогда. Её выдернули, как репу из грядки, и она оказалась в задыхающемся пространстве».

Наша обязанность пойти, как Адам, по райскому саду и опять назвать всё сначала: каждое дерево, каждый цветок, каждый оттенок неба, каждую травку, каждого человека назвать в лицо по имени. Чтобы Иван стал Иваном, Николай Николаем и впервые человек услышал, кто он такой. Вот мы сейчас все слова истратили, все до одного: добро, справедливость, милосердие… Слова есть, но они уже не означают ничего. В мире всё единично, ничего нет типового! Каждый человек, каждая травка – всё единично, уникально. Обрадоваться этому единству и многообразию – это и есть сад, райский сад. Нам, писателям, придётся вернуться к этой адамовой должности назвать всё заново, испытать и показать силу слова. Если получится, будем не только спасены, но и миру пример покажем.

Я всегда поэта Рильке цитирую: «Все государства граничат друг с другом и только Россия с небом». Этот австрийский поэт догадался об этом, приехав в Ясную Поляну. Мы ещё помним, ещё не затоптали эту границу. Поэтому и тоска у нас: её уже нет ни у европейцев, ни у американцев. Увидишь это небо, и тогда все слова омоются сами собой, опадёт шелуха истории, всё вернётся к подлинным значениям. Надо понять: ты единственный отвечаешь за всё перед этим небом, в этом твоя единичность.

Оптимизм рождается из крайнего пессимизма, из совершенного неверия ни во что. Вот сейчас у меня впервые очень оптимистичный взгляд: надо встать, подпоясаться и идти делать своё дело.


Трудно ли быть молодым

– Тогда, в годы молодости, мне было всё интересно. Я с жадностью вглядывался в лица, вслушивался в каждое слово: поэтому я старательно, аккуратно, даже как-то по-девичьи, писал дневники. У меня была жадность увидеть, понять, всмотреться. Потому что всё было для меня вновь, каждое слово: Семён Степанович Гейченко – обломок той высочайшей культуры, можно сказать, был с государем на дружеской ноге... Евгений Маймин – блистательный филолог, придёшь к нему, а у него Юрий Михайлович Лотман сидит, и мы пьём чай. А потом зайдёшь на минуточку в мастерскую к Всеволоду Смирнову, а там – Иосиф Бродский… И это была обычная, повседневная жизнь. Теперь понимаешь её необыкновенность. А тогда – это просто к одному забежать, другого увидеть…


О современной молодежи

С тревогой гляжу на неё. Хотя молодёжь разная. Несмотря на все соблазны, большинство всё же страстно желает оставаться детьми своей Родины.

Я только что вернулся с XIII христианского кинофестиваля «Невский Благовест», который проходил в Санкт-Петербурге: в этом году фестиваль был посвящён 1050-летию кончины святой равноапостольной княгини Ольги. Посмотрел 6 фильмов, которые сняли молодые ребята, один из них из Пскова: они снимают картины о самих себе, о сверстниках и об истории. Все эти картины мне показались так утешительны.

Одна – о клоуне Енгибарове: 15 минут несказанного счастья видеть его; так это снято, что понимаешь – ушла цельность, радость и свет...

Второй фильм снял псковский парень о генералах Дмитрии Карбышеве и Власове: о двух способах понимания выхода из вражеского окружения (выживания). Дерзнул парень снять.

Третий фильм – о царевиче Алексее Петровиче: о том, что Великий Пётр с сыном своим сделал, о сопротивлении. И мальчишка – автор фильма –встал на сторону сына Петра, царевича Алексея.

Ещё очень трогательно девушка сняла фильм про свою подружку, которая родила сына и поняла, что наконец у неё сложилась жизнь. Она счастлива каждое мгновение – все 17 минут счастья! При всех сложностях, муках – непрерывное счастье. Чувствуется, что автор фильма сама с изумлением на это глядит. И я утешился после этих фильмов. Рано хоронить нашего брата...

Теперь всё зависит только от нас с вами, в том числе и от СМИ. Есть молодые люди, которые ищут утешение, хотят спросить, поговорить.

Мы, старое поколение, должны взять на себя ответственность за их будущее, а не просто брюзжать, что молодёжь такая-сякая: ведь, по сути, это укор нам же самим, что мы не доглядели, пробегали где-то, кто-то оказался плохим отцом, дедом, вместо того, чтобы подставить плечо...


Об «Ангелах Победы»: реставраторах, восстановивших псковские памятники

После войны Юрию Спегальскому сразу предложили возглавить в Пскове Реставрационные мастерские. Он в войну в блокадном Ленинграде рисовал средневековый Псков, родной свой город. Приехав в Псков, он мечется у церкви Успения с Пароменья, ищет там голубя, что венчал крест. Находит его, понимает, что город воскреснет. Голубь и сейчас живой, он у Всеволода Петровича Смирнова в мастерской лежит на полочке.

Спегальский предложил тогда первой воскресить Романову Горку. Воспользоваться несчастьем войны, чтобы начать воскрешение. Но начальство тогдашнее возмутилось: предлагает восстановить XVII век, когда люди в бараках живут, в землянках.

Только жилищное строительство и никаких реставраций. Спегальского отстранили. Он уехал, печалился, криком кричал. Но…

Сейчас Романова Горка, дом Печенко разрушаются. Это позор, что в Пскове гибнут средневековые памятники.

Следом за Спегальским руководителем Реставрацион­ных мастерских назначили Всеволода Смирнова: его подход был иным, он начал воскрешать символы государственности – крепостные сооружения, Троицкий собор, Покровскую башню.

Покровская башня – его дитя. Самая большая в Европе. Её кровля – объект высочайшей сложности, это – что Колизей перекрыть, такой объём. Всеволод Смирнов должен был лететь во Флоренцию и делать доклад об этом перекрытии перед европейскими архитекторами.

Но надерзил тогдашнему высшему руководству, и его сняли прямо с трапа самолета, вернули.

А потом сожгли это перекрытие. К чести Саввы Ямщикова, что восстановили эту кровлю, он добился этого.

На контрфорсе Покровской башни, со стороны Великой, из известняка был изваян старичок лукавый, хитрый: это подпись самого мастера – Смирнова. Когда сожгли кровлю, тогда и старичка этого разбили. Я обратился к губернатору Михаилу Ведерникову с просьбой восстановить старичка из известняка в этой же стилистике: ведь в следующем году Всеволоду Смирнову исполнится 100 лет.


О Пскове

– Теперь Псков, наверное, стал для меня родным. Хотя я всё время поглядываю на Урал, где провёл свои лучшие годы детства и юношества, годы, когда складывается человек. Там – родные горы, Чусовая, где я почётный гражданин. Скучаю по горам.

Но вот когда уж совсем затоскую от одиночества, встану на Ольгинском мосту, погляжу: там все знакомые, родные храмы… И уж когда совсем одиночество прижмёт, вспоминаешь ребят: Астафьева, Валентина Распутина, Смирнова, Скобельцына… Они тут для меня всегда живые…

В Пскове вся среда общения для меня сложилась. А на Урале остались только горы, школьные годы. Здесь – состоявшаяся человеческая жизнь, те, кто строил меня: Маймин, Гейченко, Смирнов… За это чувствуешь ответственность перед ними: нельзя допустить их забвения.

Рядом с Покровской башней планируется установить памятник Савве Ямщикову: бронзовая 3-х метровая фигура Саввы уже готова, проект разработал Александр Асафов, а скульп­торами памятника стали Михаил и Антон Плохоцкие.

Савва отлит со своей палкой в руке, той палкой, с которой он всегда ходил на заседания правительства. Палка эта знаменита. На навершии этой палки вырезано лицо Семёна Степановича Гейченко. Палку эту вырезал для Гейченко Михаил Дудин (пскович, автор более чем 70 книг стихов, Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР и Государственной премии РСФСР имени М. Горького, кавалер двух орденов Ленина, ордена Октябрьской революции, ордена Трудового Красного Знамени, ордена Отечественной войны II степени, ордена Дружбы народов –Ред.). А Гейченко подарил её Савве. В результате памятник вышел троим: Гейченко, Дудину и Савве Ямщикову. Вот для этого, видимо, Господь придерживает меня на земле; хотя бы для того, чтобы сказать, что памятник-то троим! Об этом скульптор и устроители не знают. А ты вот оглядываешься и вдруг вспоминаешь эти связи…

В Пушкинских Горах будет музей Саввы Ямщикова: уже приобретён для этого дом, идёт его реставрация.


Об уходящей натуре

Россия деревенская, сельская, пожалуй, уходящая натура. Это – мировая тенденция... Нам никуда не деться от этой глобализации. Мы вмес­то райского сада, где все деревья отдельные, станем все на одно лицо.

Вот почему Псков необходим. Если мы пишем, что Россия начинается здесь, то это лозунг обязывающий каждого доказать, что здесь начинается Россия со своим собственным поведением, способом миропонимания, а не новое европейское глобальное пространство.

Сегодня меняется вектор развития. Историю Пскова стараются монетизировать, выставить на рынок: от этого никуда не денешься, всё надо перевести в рыночное пространство и жить за счёт этого, раз умерли предприятия. Но если это неизбежно, в том числе и сочинение «муляжей» памятников (из последних – «муляж» Варлаамовской башни кремля), надо отчётливо понимать, что тем самым мы восстанавливаем национальное сознание, а не выставляем себя на продажу…


О современной литературе

Мне, как члену жюри литературной премии «Ясная Поляна», каждый год приходится читать десятки книг. В этом году: 40 иностранных, 60 – российских; каждая – минимум 400 страниц электронного текста.

Могу сказать, что сегодня есть замечательные современные авторы. Я замечаю у них желание бережно пользоваться словом: они боятся употребить его неправильно, слова-то у нас старые, а ситуация вокруг уже иная, новая, она не поддаётся старому словарю. Молодые авторы примеряют слова, пытаются вочеловечить эту реальность при помощи словаря. На слове лежит ответственность за то, каким будет общество. Если слово будет помнить ответственность свою, им будут пользоваться осмотрительно, то тогда будет всё в порядке: слово спасает, вытаскивает человека.

Есть молодые поэты, несказанные поэты в это самое непоэтическое время. Поэзия переменилась, в неё надо вслушиваться. Как-то в Пушкинских Горах слушал 16-летнего парня, который перевёл 66-й сонет Шекспира («Мне видеть невтерпеж…», его переводил С. Маршак). Парень там о современных олигархах, растлении пишет. А потом, вдруг в конце: «Другой бы сдох к 16-ти годам, а я вам погубить себя не дам!». Я просто закричал от восторга. А у парня глаза горят. Думаю, старик Шекспир, наверное, одобрительно улыбнулся ему.

В Красноярске есть изумительный поэт Иван Клиновой, совсем молодой... Поэтов много. А если вслушаться в их каждый отдельный голос, то понимаешь, что русское слово ещё держится и само за себя стоит, сопротивляется. Будем надеяться...

Подготовила Лариса Рязанцева


Количество показов 61

номер 977 от 28.11.2019
Комментарии
Оставить свой комментарий*
Защита от автоматических сообщений
номер 977 от 28.11.2019
скачать в pdf
Календарь
Декабрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5